www.newgen.spb.su
Публикации | Новости | Community | Ссылки | Guestbооk


Интервью с Алтайским серфером каякером Василием Порсевым


Как случилось так, что ты стал каякером? Когда начал плавать? Где это было? Расскажи нам свою историческую пургу!

Я родился и вырос в городе Свердловске.
Когда мне было 5 лет, мой папа стал брать меня в путешествия на байдарке. Мы сплавлялись по простым речкам в Свердловской и Пермской областях. Тогда он открыл мне огромный мир, который был пропитан духом приключений. Это было здорово.
Мне очень понравилось сплавляться. Я жил тогда от лета к лету, мечтая, чтоб меня снова взяли в какое-нибудь путешествие на лодке или пешком.
Однажды, я увидел по телевизору, как американцы едут на каяках по какой-то речке. Я был просто заворожен этим чудом, как люди едут в маленьких лодочках по этому бешеному потоку. Я знал уже тогда, что есть такие лодки, которые называются каяки. И есть люди, которые ездят на них. Но живут они далеко-далеко, и весь этот спорт не про нас. Я не мог даже представить, что сам, когда-нибудь буду заниматься такой экзотикой, как каякинг. Мне было тогда 7 лет. Потом я вырос и стал путешествовать сам.
В институте я пытался найти единомышленников. И одна моя одноклассница привела меня в турклуб Уральского Государственного Университета. Клуб был полон слаломных каяков и деревянных весел.Там были люди, которые уже тогда неплохо разбирались в каякинге.
В первый же день меня взяли сплавляться не речку Решетку. Есть у нас такая речка, которая через канал течет из реки Чусовой в речку Исеть, соединяя тем самым бассейн Волги с бассейном Оби. Там стоит водозабор, регулирующий уровень в этой реке. По Решетке раньше гнали воду для нашего города, как по каналу. Мы давали бутылку водки сторожу водозабора, он открывал заслонку, превращая маленький ручеек в реку с порогами. В тот день я так накувыркался на слаломной лодке, подумал, даже, что больше не буду подходить к каяку. Но потом мы сходили в отличный поход по верховьям Чусовой. И я стал потихоньку осваивать эту штуку. А осенью поехали на порог Ревун, который был просто отличным порогом и стал моей школой в последующие несколько лет.
В 1995 году я купил свою первую полиэтиленовую лодку. В то время это было, в самом деле, революцией, потому как лодка не ломалась. Я стал ездить с клубом в разные водные походы именно на каяке. В походах я попадал в разные ситуации приобретая опыт.
В 1995 году сплавляясь по Коксу, в Джунгарии, я чуть не утонул в водобойном колодце плотины. В 1996 году я попал на красивейшую реку с садами и пасеками - Чаткал. В 1997 году, вместе с такими же, как я каякерами Тимуром Водопьяновым и Максом Карповым оказались на Чулышмане, в Язулинском ущелье. Мы тогда были еще теми сплавщиками и постоянно вылезали из лодок. Но это было так круто, что я до сих пор вспоминаю наши приключения. В том же году я принял участие в экспедиции на Сары-Джас, но, к сожалению, на катамаране. Я тогда впервые оказался на мощной азиатской реке. И там мне было очень страшно. В 1998 году мы поехали на Кавказ, и случайно нашли такую вот речку, как Гоначхир. В 1999 году мы с друзьями приехали на Катунь с родео лодками, открыв для себя серфинг на больших валах. А дальше вы уже все знаете сами.


Расскажи свою историю про то, как ты переехал в Казахстан, потом обратно, как ты нелегально пересекал границу, и все те пафосные приключения, что ты описывал за бутылочкой мне и узкому кругу лиц.

В конце сезона 2003 года я со своими друзьями попал на реки Восточного Казахстана. Так как это была уже суверенная республика, на ее территории действовал закон, которого мы тогда не знали. Всем иностранным гражданам нужно было зарегистрироваться в течение 5 дней в паспортно-визовой службе. Мы просто не успели вовремя зарегистрироваться. Я был тогда очень возмущен и очень безобразно себя вел по отношению к нашим луноликим "друзьям" из паспортно-визовой службы Казахстана. Во-первых, я был не очень трезв, во-вторых, я постоянно матерился, ну а в-третьих, я им просто сказал, что всем казахам в России придет капец. В итоге результат был таков - нас осудили Казахским административным судом за нарушение паспортно-визового режима, сказали, что мы должны заплатить штраф 100 баксов, и отпустили домой, поставив печати в наши паспорта. Я стал тогда персоной нон грата для этой суверенной республики.
Потом была Киргизия и возвращение на Родину. По кое-каким обстоятельствам мне пришлось сменить прежнее место жительства на неопределенное. Я стал ездить по городам Сибири с целью продвижения каякинга и открытия какой-нибудь школы. Поиски единомышленников привели меня в город Усть-Каменогорск, где я и прожил следующую зиму. Попасть снова в эту страну у меня получилось, а вот зарегистрироваться и выехать из нее я не мог. Миграционная карточка проверялась на границе пограничниками при выезде из страны. И, чтобы пограничники не спрашивали меня, почему нет карточки, почему у меня печать в паспорте и не платить 100 баксов, которых у меня не было, я зимой переходил границу не через пост, как все нормальные люди, а через сугробы в этой великой степи.
Приход был такой, что я это Ленин и иду на лыжах через Финский залив. Морозная ночь, ветер и я идущий через сугробы, вот такие вот образы остались у меня с тех пор.
Позже этот способ всем так понравился, что мы использовали его в своих экспедициях по Восточному Казахстану. Но эти факты запечатлены в фильме "Разрушители мифов".


Расскажи историю про открытие реки Гоначхир, Сашу Давыдова и приз за лучший рассказ о каякинге.

В 1998 году я с водной секцией тур клуба УрГУ поехал в инструкторский поход на речку Теберда. Тогда я только начинал свой каякинг и очень сильно горел этим, мечтая о прохождении интересных порогов. У меня уже тогда была своя полиэтиленовая лодка Prijon Canyon и я мечтал ее испытать в каких-нибудь порогах. Теберда не обещала ничего интересного, но после этого инструкторского похода я планировал попасть на реку Белую, где тогда проходили небезызвестные соревнования, и это было место, куда весной съезжалась вся каячная тусовка нашей страны.
Почему-то мы не поехали в Домбай, как планировали, а остановились лагерем возле моста через Гоначхир. Какое странное название у реки, думал я. Я его все время забывал и всех, поэтому переспрашивал. Позже я придумал, как запомнить это название - "Гоночная река". Вечером того же дня я разведал эту речку. Я был поражен количеством препятствий на ней. Было принято решение, что завтра, пока все собирают катамараны, мы пройдем ее на каяках. Это был самый лучший сплав для меня тогда. В то время мы ещё не подозревали, что это такая сложная речка, как принято думать о ней сейчас. У нас было не много воды и мы прошли все пороги. С собой была видеокамера, и мы отлично все сняли. 1998 год был для меня очень продуктивен в плане прохождений и сьемок. Я считаю, что это был первый сезон, когда я начал контролировать ситуацию в сложных порогах. Контроль был не только на техническом уровне, а еще над своим психологическим состоянием до и во время прохождения. Осенью этого же года я оказался с коммерческой группой на реке Мзымта. Сплавляясь по Мзымте, я был уверен, что все пороги наверняка пройдены каякерами. Подойдя к водопаду Ах-Су я не сомневался, что его тоже прошли. Ведь за месяц до меня здесь был фестиваль белой воды. Я подумал, чем я хуже тех перцев, которые его прыгнули. И тоже прыгнул. Все прошло успешно. Как выяснилось позже, до меня этого никто не делал. У нас опять случайно тогда оказалась видеокамера. Все было заснято.
Тем летом мне в руки попался журнал "белая вода", в котором русская федерация родео и экстремального сплава объявила конкурс на самое экстремальное фото или видео прохождение. Заявки принимал сам Александр Давыдов. Призом за первое место в этом конкурсе должна была стать новая лодка, Prijon Rokit. В ноябре я приехал в Москву с видео-роликом, содержащим всякие приколы, такие как превопрохождение Гоначхира, водопада Ах-Су на Мзымте, слайдинг по ледяному склону между берез, и еще много всего, что мы сумели снять за то лето. Ничего не подозревая, я приехал именно в тот день, когда у Александра Давыдова был день рождения, 30 лет. Я был приглашен на юбилей.
И все кто пришел к нему тот день, смогли лицезреть мой шедевр. Все было отлично и всем понравилось, но лодку мне Александр Давыдов не дал, сославшись на отсутствие других конкурсантов.
Зато он мне подарил свой старый шлем, в котором я сплавляюсь и по сей день, свой старый жилет и две угольные лопатки отечественного производства. Наверное,он был моим самый первым спонсором.


Чем ты еще занимался в жизни, кроме лодочек?

Меня сильно торкнули пещеры. Я старался контролировать себя в этих узких отверстиях, потому что панически боюсь замкнутого пространства. Раньше я был жирный и постоянно везде застревал, что добавляло остроты ощущениям и сильно веселило моих друзей. Я давно катаюсь на горных лыжах, но меня это не трогает как каякинг. Недавно я попробовал кайтинг. Несколько рыбаков на озере, где я катался на этой штуке, чуть не погибли. Реальная забава. Неплохая альтернатива каякингу зимой.

Как к тебе пришло понимание того, что ты болен каякингом и не хочешь заниматься ничем другим?

Не скажу, что я не хочу заниматься ничем другим, просто этот спорт оказался ближе мне, чем какой-либо другой, который я пробовал. У каждого человека должен быть мотив к действию, которое он делает. Так вот, мотив моего каякинга - это гонка за ощущенями и преживаниями, которые можно найти только в каякинге. Причем если раньше перло от простеньких вещей, таких как Ревун или Катунь, то сейчас хочется ощущений посильнее. Повышая планку препятствий, приходится повышать и требования к себе. И что бы все было безопасно и под контролем (потому как иначе можно утонуть), необходимо проводить много времени в тренировках на воде.
То есть, что бы ездить серьезные пороги нужно готовится к этому. Нельзя просидев в офисе полгода приехать на крутую речку и начать по ней кататься. Вот поэтому, как вы знаете, я не особенно-то где-то работаю.
Я не могу позволить себе не тренироваться, так как это чревато серьезными последствиями для меня. Я также не могу позволить себе не кататься вообще, слишком много времени будет потеряно зря. Друзья говорят, что мой мозг деградировал так сильно, что я уже не гожусь для нормальной жизни, остался один мозжечок.


Какую роль слалом играет в твоем каякинге? Как ты считаешь, можно ли хорошо сплавляться, не занимаясь слаломом?

Слалом, бесспорно, является лучшей школой для любого направления каякинга, будь то фристайл или прыжки с водопадов, да хоть гладкая гребля по озеру. И тому много примеров. Систематические занятия в слаломной школе, как и в любой другой секции, дают возможность человеку быстрее прогрессировать. Будь у нас в свое время слаломная школа, я был бы в ней, но так уж вышло, что всему приходилось учиться самому. Но есть моменты, которые меня настораживают по отношению к слалому. Почему-то слаломисты смотрят на все остальные направления каякинга, как-то снисходительно и лишь немногие в конце своей слаломной карьеры используют свои знания и опыт. Однако те из них, кто пересели на полиэтиленовые лодки и стали сплавляться, делают это очень хорошо и вызывают у меня огромное уважение.
Я не занимался слаломом, но я учился у слаломистов. Клуб "Полюс" в Нижнем Тагиле был известен своей слаломной школой. Мы специально приезжали в Тагил на курсы по каякингу, которые проводил у себя клуб "Полюс". И нашим первым инструктором был тогда Толик Касимов, который в течении нескольких лет подряд выигрывал титул чемпиона России по гребному слалому.
Можно не заниматься слаломом и очень хорошо сплавляться, но это не значит, что это придет само, нужно очень много времени посвятит целенаправленным тренировкам.


Как ты тренеруешься? Есть ли у тебя план тренеровок летом и что ты делаешь зимой?

Я считаю, для того чтобы хорошо сплавляться нужно иметь возможность для тренировок. Я не даром переехал жить на Алтай. Здесь как раз есть эта возможность. Здесь много рек, на которых можно учиться, и на которых можно проверять свой опыт. Помните, на Чегеме этим летом Тао Берман рассказывал, что у него в 15 минутах езды от дома есть несколько речек от 3-й до5-й категории сложности. Я думаю, он использует наличие этих речек по назначению. Отличным тренировочным полигоном для сплава является Мажой. Мы начинаем здесь сезон. Мы каждый день в течении недели катаемся по этим 20 километрам порогов. Не могу сказать, что у меня есть какая- то методика. Целью моих тренировок является максимально эффективный сплав при экономии собственных сил. В любой момент можно попасть в такую ситуацию, когда они понадобятся. Зимой я хожу в бассейн и бегаю, стараюсь поддерживать, так сказать ОФП, но всё равно за зиму становлюсь жирным, как и большинство из нас.


Как ты начал заниматься родео? У кого и как ты учился? Ты предпочитаешь вальное родео или бочечное?

Все началось, наверное, с нашего домашнего порога, на котором мы проводили практически все лето. Летом там жили спортивные лагеря слаломистов и мы. Мне нравилось "вариться" в бочках и серфить на валиках на длинных 4 метровых лодках. Это были офигенные ощущения, и я думал про себя - "вот, что нужно мне, по-настоящему". Потом я увидел как серфят такие перцы, как А.Давыдов и М.Пастухов. Было это в 1996 году на Белой. Они тогда катались на ультрасовременных лодках Кендо и сидели на волне по минуте!, что окончательно повредило мой мозг. На следующий год я купил себе Fly, по тому времени самую радикальную лодку.
Да, крутануть картвил на флае для меня было тогда, наверное, смыслом жизни. Наставника по этому вопросу у меня не было, и я учился по учебным фильмам, которые я достал в Питере, и которые были уже по десять раз переписаны такими же, как я. У меня было преимущество перед остальными каякерами нашей страны. У меня был полигон в виде опять же нашего домашнего порога. Но лишь через несколько лет, когда я поменял Флай на Джайв, а потом на Вуду я стал въезжать, что же все таки нужно сделать.
В 2000 году в апреле месяце мы с Таймером поехали на Мзымту, где провели 2 недели в попытках закрутить этот элемент на таких маленьких лодках, как Гляйд и Алиен. Это, наверное, были первые родео сборы. Потом мы сразу поехали в Москву на открытие сезона по родео на щелковской бочке. Для меня это было настоящим открытием, я начал фигарить картвилы сериями.
С 1999 года я стал работать на Катуни сейфети. В наличии был джайв, и только ленивый не занялся бы серфингом на этой реке. Я впервые стал замечать, что на больших волнах размер лодки перестает иметь значение. Ощущения были офигенные. Серфинг на больших волнах можно было сравнить: я не знаю, но это очень было круто, это совсем меня смирило с мыслью, что каякинг это то, что мне нужно.
А катальных бочек у нас практически нет. И поэтому я не могу сравнивать, что лучше, родео на валу или в бочке. Бочечное родео тоже, наверное, отличная забава, но я не компетентен в этом вопросе.


Ты катаешься в краю самых больших валов, чего не хватает тебе, чтобы иметь лучшее вальное катание в России?

Не хватает автомобиля и современной родео-лодки. Автомобиль нужен для переездов с вала на вал, когда поднимается или падает вода. Катунь - отличный полигон для вального фристайла, с развитой инфрастуктурой. Но расстояния между хорошими валами довольно приличные. У меня не было спонсора и средств на две лодки. Последние годы я больше сплавляюсь, чем занимаюсь фристайлом, поэтому я имею только сплавную лодку, а не фристайл снаряд. Да и по большому счету, фристайл перестал меня радовать, как радовал раньше. Может быть, это просто из-за того, что со мной никто не катался на тех валах, на каких катался я, и мне не с кем было разделить эту радость.
У меня даже появилась вот такая мысль: если ты живешь на Алтае и имеешь только родео лодку, ты обрекаешь себя на катание только по Катуни и немногочисленным плей-спотам. А все эти плей-споты мне уже порядком надоели.


Где бы ты еще хотел кататься, но пока не имеешь такой возможности?

Да, везде. Индия, Непал, Южная Америка, я нигде не был, и мне все это было бы очень интересно.


Сколько дней в году ты проводишь на бурной воде? Сколько хотел бы проводить?

В принципе, у меня получается проводить около 6 месяцев в году. К сожалению, в остальные 6 месяцев в нашей стране есть зима. Я бы с удовольствием проводил на бурной воде круглый год, если бы была такая возможность.


Многие называют тебя первым алтайским серфером. Как ты примеряешь к себе этот титул? Что ты думаешь о теории Ярослава насчет жизненного серфа и крабиков на берегу?

Меня мало кто знает по-настоящему. Со мной практически ни кто не сплавлялся, и мало кто проводил со мной все лето. "Алтайский серфер", это прозвище, наверное, придумал Алексей Шамов. Он провел со мной лето 2001 года на Алтае. Это было классное лето. А про титул, я от тебя его впервые услышал.
Да, у Ярика прикольная тема. Если смотреть на мою жизнь через призму этой теории, то я катаюсь по Цунами, где все лето серфинг на одной гигантской волне, а осень и зима ожидание новой волны.


Тебе нравиться жизнь, которой ты живешь, и что бы ты хотел в ней изменить? Каких возможностей тебе не хватает, для того, чтобы все было идеально?

Да, я думаю, что нравится. У Зигмунда Фрейда есть такая тема, называется "По ту сторону принципа наслаждения". Каждый человек стремится к наименьшему напряжению, связанному с неудовольствием. Последнее время я стараюсь делать то, что мне нравится, что мне нужно и что я люблю. Идеальных условий не бывает, так как если у человека все есть, то ему все равно, чего-то не хватает. Каждый человек живет так, насколько он этого достоин.
Я хотел бы найти применение себе как каякер. Зарабатывать этим. Путешествовать по миру и заниматься каякингом круглый год. К сожалению, в нашей стране за каякинг пока не платят.


Ты двигаешь тему Алтайского каякинга. Расскажи о своих усилиях и планах в этом направлении. Что ты делаешь и чего пытаешься добиться.

Алтай - это единственное место в стране, где можно полноценно заниматься каякингом почти шесть месяцев в году. Поэтому я здесь живу. Условия отличные, но вот, что обидно, люди здесь не очень-то представляют, что такое каякинг. Из-за засилья туризма в регионе, многие по-прежнему не видят отличий между каякингом и туризмом. Считают, что каяк это просто - сел и поехал. Я стараюсь как-то бороться с безграмотностью в этом отношении. Здесь никогда не было тусовки, не было особой субкультуры каякеров, которая уже около 10-ти лет существует в Москве и Питере, в которой рос и я. Однако сейчас всё это начинает понемногу развиваться. Среди начинающих каякеров находятся, те, кому действительно интересно.
С 2004 года мы стали проводить первый в истории региона родео фестиваль на Катуни. В 2006 году, как обещал Доктор, это будет уже этап кубка России.
Я стараюсь привлечь на Алтай как можно больше хороших каякеров. Хотелось бы, чтобы люди знали, что на Алтае есть интересные сложные реки, высокие водопады, отличные плей-споты. И есть реки, на которых еще никто никогда не бывал.
Последнее время мы много путешествуем с друзьями, в поисках интересных мест. Снимаем все это на видео и делаем фильмы. Пишем об этом на нашем сайте
riverzoo.ru
На самом деле мне просто скучно кататься одному на Алтае, вот я и собираю вокруг себя как можно больше бездельников :)


В середине сезона 2005 года ты выпустил фильм "Разрушители Мифов". Планируешь ли ты и дальше заниматься видео творчеством? Будешь ли выпускать еще фильмы? Что самое сложное для тебя в этом деле? Что-то мешает тебе делать спилбергообразные шедевры?

Да, мне нравится смотреть на себя по телевизору. В этом году отснято 12 часов видео, и не хотелось бы, чтоб все наши приключения канули в лету.
Идей новых много. Но самое сложное то, что мы (фильм мы делали вдвоем с Катей) не являемся профессионалами в операторском, режиссерском или актерском деле. Поэтому не всегда знаем, как наши идеи реализовать.
Не хватает как всегда времени, средств на хорошую технику, помощи профессионалов.


На одном зарубежном каяк-форуме была высказана мысль о том, что "каждый год женщины уносят больше каякеров, чем все виды уборок на воде вместе взятые". Как ты относишься к этому высказыванию?

Да, наверное, есть такие женщины, которые считают каякинг злом и угрозой для семейной жизни. Каякинг действительно то еще увлечение.
Но если серьезно, когда у человека есть хорошая мотивация, его довольно сложно сбить с намеченного пути. Если же она недостаточно глубокая, все что угодно может послужить поводом для ухода из каякинга: женщина, работа или небольшая психологическая травма.
Я столкнулся с более сложной проблемой - как научить женщину каякингу.


Если бы ты был дизайнером лодок, какую лодку ты бы сделал для сплава на Алтае? Какую для родео? У тебя есть лодки, которые бы полностью тебя удовлетворяли?

По большому счету все современные сплавные лодки хороши для Алтая. Нужна только привычка к каждой. Ну и соответственно умение. Но я бы предпочел ездить здесь по речкам на лодках типа игрека или биггана.
Что касается родео мне отлично подходит турбо. Но для медленных валов Катуни я бы сделал лодку с большей поверхностью дна. Интересно было бы испытать на Катуни лодки для океанского серфинга.


Каждый находит в каякинге что-то свое. Кто-то любит экспедиции, кто-то ищет соревновательной славы, кому-то близка тусовка и пьяные отжиги. Что для тебя каякинг прежде всего? Считаешь ли ты, что российский каякинг - это только гребля, или это что-то еще?

О, нет. Российский каякинг это не только гребля. Это отдельная культура, зарождение которой мы наблюдаем именно в наши дни. Чего только стоят питерские подонки. Мне еще кажется, что я нахожусь в стороне от жизни российского каякинга, все значимые события с ним связанные и разговоры о нем происходят в основном в европейской части наше страны. Что для меня каякинг? Да я его уже ненавижу. Такие вопросы ставят меня в тупик.


Оказывает ли алкоголь и наркотики влияние на твой каякинг? Какие у тебя отношения с синим и с зеленым?

Раньше это оказывало сильное влияние, но сейчас почти никакого. Я перестал курить наркотики и почти отказался от алкоголя. Пьянки и наркомания это конечно очень весело. Но каждый выбирает для себя - алкоголь с наркотиками или каякинг. Если каждый день бухаешь, то довольно трудно хорошо сплавляться. Правда жестока: алкоголь и пр. действительно сильно тормозят рост каякера.
Как бы не соврать, но я вроде выбрал для себя каякинг.


Как ты думаешь, что в каякере главное? Что делает каякера каякером?

Это как в анекдоте:
-Знаешь, что самое главное в танке?
-Что?
-Самое главное в танке - не обосраться.
Вот так и в каякинге, я считаю, что выдержка, контроль над своими эмоциями - это главные качества каякера. Я видел людей, которые много говорили на берегу о каякинге и новых лодках, а в порогах у них начиналась паника. Мне же приятнее сплавляться с каякерами, которые в серьезных и даже очень критических ситуациях действуют эффективно, без слов, чем вызывают у меня уважение.
Правильно грести, можно научить и обезьяну. А вот принимать решения и нести ответственность за свои действия получается не у многих.


Ты долгое время работал сейфити каякером. Это сложнее, чем сплавляться для себя? Насколько опасна эта профессия и насколько прибыльна? Можно ли поднять свой уровень, сопровождая рафтовые группы?

В нашей стране коммерческий рафтинг, который требует услуг сейфети развит только на Катуни. Я провел три года на этой реке, зарабатывая сейфети себе на жизнь. По Катуни можно плавать на чем угодно, это совершенно безопасная река. Сейчас я почти не занимаюсь этим. Может из-за того, что надоело, может из-за небольших денег, которые мне платили за эту работу. Но первые три года эта работа была для меня единственным способом "кататься и не работать".
Она решала сразу три проблемы. Я постоянно сидел в каяке, сплавляясь по порогам и повышая свой уровень, меня возили и кормили совершенно бесплатно, и мне за это платили какие то деньги. Это было классное время, мне все было в новинку и, может быть, благодаря этой работе я многому научился в каякинге.
Сейчас я иногда работаю сейфети на более серьезных реках, за более серьезную зарплату.
Но подобные туры скорее исключение и бывают два три раза за лето.
Что мне это дало? Я научился возить на корме всякую дребедень и теперь нередко пользуюсь этим при сплаве вместе со своими друзьями.


Каким ты видишь свое будущее?

Раньше я представлял себя в мечтах сидящим под пальмой на лазурном берегу, жующим наркотические листья с ближайшего дерева и каждый день катающимся на прибое. Не могу сказать, что мои мечты кардинально поменялись. Я надеюсь, что в будущем у меня появится много новых возможностей. И я буду по-прежнему кататься не меньше, чем сейчас.


У тебя есть какой-то секрет? Какой совет ты смог бы дать начинающим, но очень увлеченным и мотивированным каякерам?

Совет простой, как можно больше времени проводите на бурной воде, если же у вас нет такой возможности, катайтесь каждый день по гладкой воде. И хотя бы раз в жизни постарайтесь приехать на Алтай. Потому как даже самые откровенные идиоты в каякинге начинают нормально ездить после пребывания у нас.


Вопросы задавал Перта Малкин,
17 декабря 2005 г.